Жертвы черных риелторов: обман доказать невозможно

Елена Ерофеева 2
Как не попасть в сети черных риелторов и не оказаться, в лучшем случае, на улице?

Каждую пятую сделку с недвижимостью в России заключают черные риелторы. И, если раньше жертвами квартирных мошенников становились в основном пенсионеры и одинокие люди, то сейчас обманутым может оказаться каждый. Как не попасть в сети черных риелторов и не оказаться, в лучшем случае, на улице?

Екатерина Кравцова вставляет ключ в замочную скважину. Дверь старая, замок — новый: ключ не подходит. В свою квартиру на Мосфильмовской Екатерина Кравцова уже полгода не может попасть. Сегодня повезло. Дверь открыли. Широкоплечий бородатый мужчина представился хозяином. "А мы тоже хозяева!" – говорит женщина. "Вы тоже хозяева?" – недоуменно переспрашивает он. Екатерина отвечает утвердительно. "Я живу здесь. Снимаю и живу", — уверенно говорит мужчина.

В марте этого года Екатерина Кравцова сдала квартиру в наем. Знакомый риелтор подобрал клиента — женщина средних лет, по паспорту — Бэлла Юрьевна Моисеева. Она готова была платить 180 тысяч рублей в месяц. Но уже в мае ее телефон был отключен. Квартира — продана. "Как утверждают теперь, квартира эта уже не моя, — говорит Екатерина Кравцова. — Квартира эта принадлежит на данный момент по документам ООО "Капитал груп плюс".

"Капитал груп плюс" — уже третий собственник квартиры на Мосфильмовской. Приобрели ее у некой Елены Владимировны Кравцовой. Вот ксерокопия ее паспорта. Одно лицо с Бэллой Моисеевой, которая еще в марте сняла квартиру. Оба паспорта являются недействительными. Но это не помешало нотариусу Ирине Агафоновой заверить сделку.

Полицейские возбудили уголовное дело по статье "Мошенничество". Знакомый почерк черных риелторов. Одно исключение — обычно их жертвами становятся одинокие люди. Своей квартиры едва не лишилась восьмидесятисемилетняя мать Валерии Новодворской. Она не говорит, не видит, не узнает людей. Почти не слышит. Прикована к кровати. Свежий воздух — только сквозь щель открытой балконной двери.

Нина Федоровна в изоляции. За ее двушку в марьинской хрущевке — война. "Никто из людей приближенных не черный риэлтор, но, возможно, у кого-то глазки загорелись, что можно что-то получить, ничего не делая, приватизировав старушку", — говорит Татьяна Логацкая, друг семьи Новодворских.

После смерти Валерии Новодворской, так называемые друзья семьи слетелись как коршуны. Приставили сиделок. Те не церемонились. Ремнями привязывали к стулу. Пичкали таблетками, которые врач не прописывал. Нина Федоровна лишилась глаза — якобы кот оцарапал. Пытались отправить в психушку. "Да ее не с чем госпитализировать, — сказал по телефону фельдшер "Скорой помощи". — У нее психоза нет. Она спокойная. Кушает хорошо. Кардиограмма хорошая. Она боится. Тут 5 человек".

Сначала Новодворская была под опекой Татьяны Логацкой. Но уже в апреле ее выгнали из квартиры, забрали ключи, сменили замок. Власть над старушкой взял бывший водитель Валерии Ильиничны — Сайдар Шеяфетдинов. Он привез нотариуса и подписал генеральную доверенность на распоряжение имуществом и деньгами. С тех пор в квартиру не пускали даже врачей.

"Особых познаний для того, чтобы заниматься мошенническими действиями, наверное, не нужно. Вопрос в тех преступных связях, которые имеет человек. Заводят знакомых из числа нотариусов, из числа сотрудников Росреестра", — рассказывает начальник отдела по борьбе с квалифицированным мошенничеством Управления уголовного розыска города Москвы Дмитрий Урайкин.

В Уфе действует крупное преступное

Читайте также:
26 апреля 2017 г.
Столичный рынок набирает обороты
26 апреля 2017 г.
Комфорт-класс: 4 отличия новых домов от старых
26 апреля 2017 г.
Города ждут инвесторов
Акция!
Дизайн