Никита Маликов: города ждет энергетическая и цифровая революция

Георгий Трушин 9481

Это приведет к полной смене привычного уклада, начнут меняться транспорт, парки и дома.

Недавно завершилась “АРХ-Москва-2017”, где было много интересных дискуссий и столкновений мнений. Своим видением о различных сценариях развития городской среды и о роли цвета в организации городских пространств с “Вести.Недвижимость” поделился известный архитектор Никита Маликов.

— Какие в последние годы произошли изменения в подходах к городской архитектуре в нашей стране?

— Если говорить простым языком, то у архитекторов-профессионалов появляется все больше работы. Инвесторы и девелоперы стали понимать, что архитектор - это не просто художник, рисующий “красивые картинки”. А архитекторы включили в свою работу социологию, психологию, урбанистику, экономику и много смежных наук. Теперь здание – это не просто коробка для зарабатывания денег. Это сооружение, которое должно создавать комфорт и уют для своих пользователей, вписываться в городскую среду, быть долговечным и образцовым для последующих построек, иметь правильную эргономику, планировку и технологию. И только все это позволяет правильно работать инвестициям в недвижимость. Семимильными шагами вперед идет благоустройство. Хотя до подходов Европы нам очень и очень далеко, но уже намного лучше того, что было 10 лет назад. В России начал появляться запрос на качество. Теперь не архитектор должен убеждать застройщика сделать хорошо, а застройщик ищет архитектора, который может сделать свою работу лучше, чем остальные.

— Как, на ваш взгляд, в последние годы идет "архитектурное освоение" российских городов?

— В Москве все неплохо идет. Лучшие специалисты России и самые большие бюджеты в стране делают свое дело. Ну вот за пределами МКАДа не все так хорошо. Тут крепко засел принцип максимального выжимания площадей с участка с минимум вложений в архитектуру. Строят жилые дома, не строят жилую среду. Хотя в каждом городе уже можно единичные примеры правильных подходов. Хуже всего дела в провинции обстоят, наверное, с благоустройством. Прием «кладем плитку, ставим лавки, от этого люди должны стать счастливее» живет в сердцах многих чиновников и застройщиков. Иногда, вдохновившись хорошими примерами той же Москвы или другого города, у некоторых возникает желание создать что-то правильное. Но это желание часто разбивается о действительность низких бюджетов и критической нехватки специалистов, умеющих работать с этими бюджетами. Более того, нет ни одного практического курса, даже учебника на русском языке, которые могли бы этому научить.

— Москва сильно отличается от других российских городов в архитектурном плане?

— У меня дома несколько книжных шкафов с учебниками и каталогами лучших зданий мира. В них иллюстрации невероятных сооружений, таких недоступных, что даже в мечтах невозможно представить, будто они стоят у меня под окнами в моем провинциальном городе. Среди этих каталогов есть и книги зданий российской столицы. Москва — это отдельная страна. Не представляю даже, как ее можно сравнивать в другими городами. Здесь высокая плотность всего архитектурно-лучшего, что есть в России. Самый богатый город страны может себе это позволить. К примеру, бюджет строительства Крымской набережной практически равен бюджету всего моего города. С другой сторону такая концентрация денег в столице часто играет с ней злую шутку, когда невероятным образом можно встретить совершенно ужасные проявления дорогущей безвкусицы.

— Если бы была ваша воля, чтобы вы изменили в архитектурном облике российской столицы?

— Я бываю практически каждую неделю в Москве. Выхожу с Ленинградского вокзала и иду в метро. Но последние несколько месяцев при выходе из Вокзала мне режет глаз одна стройка: над Казанским вокзалом с каждой неделей все выше и выше возвышается стройка жилого дома. Панорама одного из красивейших вокзалов России портит этот маленький удаленный прямоугольник, который нагло в нее вторгается. Была бы моя воля — я бы снес его. А еще я бы очень активно занялся первыми этажами. Невероятно ужасные входные группы, лестницы и входы, часто перегораживающие пол тротуара, нелепая реклама и много другого. С этим нужно работать и приводить в порядок. Ведь земля и первый этаж — это самая воспринимаемая часть городской среды жителем города (и тем более гостем города). Они должны быть опрятными, упорядоченными, чистыми, удобными, не обязательно сложными и дорогими. Человек редко смотрит вверх, когда перемещается по городу по своим делам, но почти всегда идет вдоль фасада и поворачивает голову. Первые этажи очень сильно влияют на настроение человек и ощущение уюта города.

— При каких условиях городской житель может сказать: "У нас все включено"?

— Сложный вопрос. Все настолько индивидуально, что тяжело вывести какую-то универсальную формулу. Я исследую преимущественно провинции, здесь список требований к городу, наверное, несколько будет отличаться от столичных. Во-первых необходима чистота. Чистые дороги, тротуары, ухоженные газоны и озеленение, никаких взбитой колесами машин при парковке на грязи. То, что люди называют серостью города, после моего исследования, оказалось является именно загрязненность города. Во-вторых, бесплатный досуг — правильные общественные пространства. Многие города имеют много полуобщественных пространств: кафе, бары, кинотеатры. Но времяпрепровождение в них несет определенные траты. Общественные пространства же городов часто не подразумевают никакого отдыха, кроме хождения и сидения на типовых лавках. Поэтому многие жители либо стараются сбежать из города (особенно летом), либо сидят в квартирах. Не происходит социализации, а самое главное не растет капитализация города. В-третьих, место самореализации. Сейчас для большинства жителей это банально либо работа, либо дети. Но в городах не хватает мест для раскрытия себя, своего потенциала или поиски себя. А это порождает депрессию, напряженность в семейных отношениях. В Москве стали появляться досуговые центры на базе библиотек, которые как раз позволяют жителям совместно с единомышленниками развивать себя и искать отдушину. В других городах такого еще крайне мало. Ну и в-четвертых, это касается крупных городов только, скорость перемещения по городу. Люди очень устали тратить почти 20% дня на дорогу. Это очень много времени, которое можно тратить как раз на самореализацию или семью. Я сознательно не включил во "все включено" жилье и требования к нему. На эту тему можно писать вообще отдельную книгу.

— Если можно, несколько слов о вашей родной Твери. Как вы оцениваете политику по благоустройству города?

— С одной стороны, я ее очень критикую за отсталость. С другой стороны, я понимаю, что на самом деле невозможно в нынешних условиях быстро начать делать все правильно. Среди управленцев города есть много людей, которые искренно хотят улучшить городскую среду, но не могут это сделать в сложившейся системе и при таком низком бюджете города. Но есть движение вперед. Сейчас Тверь ищет ресурсы и возможности начать работать с благоустройством на принципиально ином уровне: создать свои стандарты, обучить людей, внедрить лучшие практики со всей России. Разумеется, гранитных набережных или дорогих парков не получиться, все будет носить провинциальный колорит простоты. Но если все получиться, кто знает, может Тверь станет столице тактического урбанизма, а он не требует такого уж большого бюджета.

— Можете поделиться своим видением дальнейшего архитектурного развития городов нашей страны? Что выйдет на первый план, а что вообще сбросят со счетов?

— В краткосрочной перспективе, я думаю, поменяется только отношение к профессионалам архитектуры и градостроительства. Они станут нужны даже в провинциях, их начнут дополнительно стимулировать обучаться. С каждым днем запрос на качество растет, задачи усложняются, а, значит, во всех городах будут нужны люди, которые могут с этим работать. Человеческий капитал станет одним из самых важных элементов архитектурного развития городов. Москва по-прежнему будет сильно вырываться вперед, но провинции престанут совершать глупых ошибок. А вот в среднесрочной перспективе, я думаю, нас ждет энергетическая и цифровая революция. Что в свою очередь, скорее всего, приведет к полной смене привычного уклада. А далее начнут меняться транспорт, парки, дома и так далее. За бортом архитектуры останется “старая гвардия” - люди, не желающие постоянно обучаться новым методам. Качество новостроек поменяется в лучшую сторону. Ценность общественных пространств вырастет, они станут не только центром города, они будут пронизывать все города насквозь. Предполагаю, что общественные пространства станут новыми рабочими местами для сотни тысяч человек, которые лишаться работы на традиционных производствах. Жилая архитектура станет спокойнее и человечнее, гигантские дома-ленты с мегадворами исчезнут из-за отсутствия спроса на них. Застройка станет ниже и плотнее. А редевелопмент промышленных зон получит вторую жизнь — у городов не будет хватать средств расширяться бесконечно, они начнут уплотняться. Но делать это будут более осознанно.

Читайте также:
29 июня 2017 г.
Ирина Доброхотова: в комфорт-классе соотносятся цена и качество
22 июня 2017 г.
Наталья Селиванова: летом ипотека немного упадет, но осенью поднимется
15 июня 2017 г.
Сергей Шлома: когда вторичка достигнет дна, первичка тоже сдуется
Связанные персоны
0
Связанные компании
0
Акция!
Дизайн