Top.Mail.Ru

Антон Хмельницкий, Architects of Invention: архитектура здания должна соответствовать времени, в котором оно строится

5355

Реставрация и реконструкция исторических зданий в Москве – абсолютный тренд: за последние 7 лет обрели новую жизнь более тысячи московских особняков, усадеб и других памятников архитектуры.

В отличие от редевелопмента промышленных зон, реставрация представляет собой более кропотливый процесс работы с теми зданиями, которые имеют охранный статус – однако даже памятник способен получить новые функции, не потеряв при этом первозданной архитектуры и внешнего облика.

О том, как архитекторы работают с историческим наследием в России и в мире, а также о ключевых качествах лучших проектов реконструкции «Вести.Недвижимость» поговорили с Антоном Хмельницким, сооснователем лондонского бюро Architects of Invention.

В Москве сейчас очень активно идет реставрация исторических зданий: по данным Правительства Москвы, реставрационные работы проходят на 700 объектах, и 200 из них планируют завершить до конца года. Что вы думаете об этом тренде и что этот процесс дает всем участникам процесса – городу, девелоперам и жителям?

Я всячески приветствую этот процесс – считаю отрадным тот факт, что и город, и девелоперы стали больше ценить исторические здания. Даже не имеющие формального охранного статуса, они формируют комфортную, а, главное, уникальную городскую среду. Причем часть из них вполне оправданно становится «лицом» новых проектов с современной архитектурой. При реставрации историческое здание можно использовать как общественную или жилую часть нового проекта: таким образом девелопер придает особый статус и новой застройке, как бы «вплетая» ее в историческую канву города, делая более органичной.

Также стоит отметить, что в Москве появился позитивный тренд на сохранение исторической и в том числе рядовой застройки. Фасады фабричных зданий часто не уникальны, но привычны в своей среде, и девелоперы реставрируют их, создавая новую жизнь для известных объектов. В числе последних таких проектов реконструкция здания фабрики им. Марата на Малой Ордынке, которое долгое время было скрыто строительными лесами от жителей, но скоро обретет облик, близкий к изначальному.

Eсть ли тренд на реконструкцию в европейских городах и каковы отличия нашего и западного подходов к архитектуре исторических зданий?

В Европе градостроительное регулирование чрезвычайно жесткий процесс – снести даже «ветхие» исторические здания почти невозможно. Там сформировалась продвинутая культура и экспертиза работы с историческими объектами. При этом архитекторы не боятся привносить в проекты реконструкции ультрасовременные элементы – и это огромный плюс, так, я уверен, будет развиваться и московская реконструкция в будущем. Яркий пример – Fondazione Prada в Милане: проект бюро ОМА сохранил здания спиртового завода, при этом одно из них, например, полностью покрыли позолотой, а новые строения музея не повторяют архитектуру старых построек, но гармонируют с ними.

Правильно восстанавливать историческую архитектуру старых зданий, но не менее важно окружить их качественной современной новой застройкой, не представляющей собой «подделку» под старину: история и современность должны сочетаться, но при этом каждый объект должен представлять ценность своими особыми характеристиками – аутентичный фасад для исторического особняка и современный, прогрессивный – для новой застройки. Этот принцип очень важен при работе с объектами в центре города.

Как быть с историческими особняками? Часто говорят о том, что их планировки устарели, они нуждаются в полной перестройке… Может ли особняк быть функциональным как жилье сегодня или необходима полная перепланировка внутри?

Исторических особняков в Москве сохранилось немного и каждый из них - это всегда единичный проект, штучный, уникальный продукт. Все они бесспорно являются жемчужинами вне зависимости от охранного статуса. В работе с такими проектами многое зависит не только от экспертизы, но и от ответственности девелопера. К примеру, охраняемой и подлежащей восстановлению может быть признана только часть особняка или отдельные элементы фасада – и здесь уже архитектор и девелопер в тандеме оценивают возможность приспособления и реставрации здания в целом.

Хороший пример, который реализуется сегодня в Москве – это реставрация исторической усадьбы на Малой Ордынке. Три дома XIX века авторства архитектора Эдмунда Юдицкого будут отреставрированы, причем полностью – девелопер принял решение сохранить даже исторические планировки, поскольку они полностью соответствуют современным представлениям об элитном жилье. Общественные зоны на первом этаже, хозяйственные помещения, традиционные для усадеб, удалось дополнить современными составляющими – бассейном, SPA, комнатами отдыха хозяев.

А на верхних этажах, как и в старину, разместятся гостиные и спальни – получается, что далеко не всегда необходимо полностью перепланировать исторический особняк, иногда достаточно более скрупулезно подойти к его функциям, к их переоценке. Конечно, возможно и переосмысление наследия с точки зрения функционала – из новых подобных проектов выделяется реставрация зданий Procuratie Vecchie в центре Венеции: объект эпохи раннего Возрождения по проекту британского архитектора Дэвида Чипперфилда обретет функционал музея и арт-пространства, а дополнительно в нем разместятся площади для некоммерческой благотворительной организации.

Вы говорили о «подделках» под исторические особняки в городах мира – часто ли встречаются такие проекты сегодня?

И если мы говорим о центре города – стоит ли отдать предпочтение в архитектуре новых зданий беспроигрышной «классике» - или рискнуть? Я категорический противник подделок под историю – каждое здание должно соответствовать ровно тому времени, в которое оно строится. Более того, именно в союзе классики и современности, на мой взгляд, и рождаются наиболее удачные примеры проектов реконструкции.

В центре города не стоит бояться появления объектов с современной архитектурой – но важно, чтобы они не противоречили окружению. Например, новые здания могут повторять в своей архитектуре материалы и мотивы, органичные для исторической застройки. Если мы посмотрим на реконструкцию здания Рейхстага в Берлине, которую в свое время реализовали Foster + Partners, мы увидим, что форма суперсовременного по архитектуре стеклянного купола органично сочетается со стилистикой исторических фасадов, не вызывая конфликта при восприятии человеком.

По похожему пути мы пошли, создавая архитектуру собрания клубных домов ORDYNKA. Четыре современных строения в стилистике contemporary отражают в изогнутых фасадах стилистику окружающей застройки, не повторяя ее, но и не противореча, благодаря выбору исторических материалов – меди, натурального камня. Историческая усадьба на Малой Ордынке, при этом, придает проекту уже иной статус. 

Каковы основные характеристики успешного проекта реконструкции, на ваш взгляд?

Достаточно лаконичны: все, что физически возможно сохранить и отреставрировать – сохраняется и реставрируется. Такой подход должен касаться, еще раз отмечу, не только объектов охраны, но старинной архитектуры вообще. Фасадные элементы, внутренние декоративные элементы, особенные планировочные решения и т.д. А второе – все новые элементы не «подделываются» под старину, а, напротив, четко выделяются за счет использования современных решений и материалов. Только так из исторического здания можно создать не объект «ремонта», а настоящий новый landmark.

Знаете ли вы о реформе долевого строительства и эскроу-счетах?
Пройти опрос
Спасибо за участие в опросе!
render('/layouts/_sendpulse');?>