Артем Ковалев, урбанист: в некотором смысле мы живем как в космосе

Наталья Густова 3627

Чтобы оживить Дальний Восток в целом, нужно очень много вложений, и делать это необходимо качественно и адресно. 

Артем Ковалев – блогер, магаданский урбанист, руководит киностудией "Северный Ветер", курирует проект "Культурный город", один из инициаторов фестиваля "Воздух", активно продвигает идеи комфортного благоустройства Магадана. Еще Артем - один из героев популярнейшего фильма "Колыма - родина нашего страха" российского журналиста Юрия Дудя.

Сам себя Артем называет скромно – заинтересованный горожанин, и считает фанатом Магадана. О жизни на Колыме, о том, что значит быть "заинтересованным горожанином" в городе, где население ежегодно сокращается, и как оживить русский север, Артем Ковалев рассказал редакции Вести. Недвижимость.

Что значит быть заинтересованным горожанином

- Артем, мы не могли долгое время с вами поговорить, вы были заняты. Расскажите, над каким проектом работали?

На самом деле было много разных событий: 85 лет Магаданскому областному краеведческому музею, в котором я работаю, открытие совместной выставки с Московским музеем современного искусства. Сейчас у нас в городе празднуется юбилей, тоже много разных мероприятий. (ред. - в этом году исполняется 90 лет со дня основания города и 80 лет - с момента присвоения этого статуса столице Колымы)

У вас очень много проектов, не связанных между собой: от урбанистики до кино. Как это все удается соединять?

Меня обычно спрашивают, как я все успеваю. Обычно говорю, что ничего не успеваю (смеется). Но это, наверное, специфика малого города: если ты хочешь, чтобы что-то было сделано, тебе приходится многое делать самому. Например, фестиваль "Воздух" родился случайно: мы праздновали свою свадьбу, запускали воздушных змеев. Всем это настолько понравилось, что мы поняли, что в городе необходимо сделать подобный фестиваль. В августе он пройдет в пятый раз.

В маленьком городе, если ты что-то делаешь, и это вдохновляет кого-то еще, то все дороги открыты.  

Безусловно, есть проблемы с финансированием. Но в целом, если у тебя что-то получается хорошо, то ты можешь этим заниматься. Если бы, например, у нас в городе были ребята-урбанисты, то я бы вообще туда не лез, так как не имею профильного образования. Поэтому мои материалы сделаны от имени заинтересованного горожанина. 

Мне хочется, чтобы в Магадане было комфортно и уютно. Я делаю больше реферативную работу: беру проблему, изучаю её, а потом стараюсь упаковать её так, чтобы другим было интересно.

Это дает какой-то эффект? 

Бывает по-разному. Например, когда мы делали первый фестиваль "Воздух", этим занимались несколько энтузиастов, а теперь задействовано больше десятка организаций. Очень много работы берут на себя структуры мэрии. Все проекты, так или иначе, находят отклик. Есть сложности с финансированием, но организационную помощь мы можем получить. За счет того, что город у нас маленький, легко можно выйти и на министра, и на губернатора. Предыдущего губернатора можно было легко встретить на улице и какие-то вещи сказать.

Какова судьба проектов, например, благоустройства набережной рядом с Маяком?

Если говорить про бухту Нагаева, то прибрежная зона там раньше была завалена гаражами, сараями - такое трэш-место. Мы с супругой (ред. – Наталья Ковалева, художница) как заинтересованные горожане подумали, что было бы хорошо это место благоустроить.

Среди проектов Артема Ковалева: благоустройство бухты Нагаева рядом с Маяком, Магадан – город сад, интерактивная карта публичных мест бесплатного Wi-Fi в Магадане)

Я сделал материал по благоустройству, жена нарисовала иллюстрации. Мы отнесли всё в мэрию, проект был выставлен на голосование на муниципальном ресурсе (ред.- аналог московского "Активного гражданина"), люди этот проект поддержали. Потом мэрия его несколько переделала и доработала. В итоге проект получил 100 млн рублей в рамках конкурса по городской среде, который проводит Минстрой РФ. Выделенной суммы не хватило, добавили региональные власти и муниципалитет – в общей сложности проект обошелся в 186 млн рублей.

Сейчас идет стройка. Нас беспокоит качество исполнения, вопрос водоотведения – чтобы потом это все не размыло. Но мы рады и тому, что место, заваленное ранее мусором, приобретет цивилизованный вид.

- Вы в своих лекциях и сейчас тоже употребляете выражение "заинтересованный горожанин". Объясните, кто это?

В нашей стране, как мне кажется, много иждивенчества. У нас в культурном коде зашито, что за нас многое должно делать государство, и мы этого ждём. Такое наследие СССР. Но сейчас это уже не работает.

На мой взгляд, нормальная практика, когда ты живешь в городе, хочешь чтобы в нем что-то появилось, благоустраивалось и как-то пытаешься участвовать в этом процессе. "Заинтересованный горожанин" - это человек, которому не все равно, что происходит в его подъезде, дворе и в городе.

Стало ли больше таких людей?

Мне кажется, да. Но чтобы это число серьезно увеличивалось, нужно больше примеров успешной созидательной работы. Это воспитывается всё тяжело. У нас в городе проходит флористический конкурс - люди украшают свои дворы, общественные зоны. Его организует и поддерживает мэрия. Даже таким способом люди понимают, что могут влиять на процессы в городе. Это и есть культурная политика, которая должна быть на муниципальном уровне. Правда, пока мы не до конца поняли, где брать ресурсы, знания и как совместно работать.

Мы уже не Советский союз, но и не капиталистическое общество

- Вернемся к Магадану. В чем его сильные и слабые стороны как городского пространства?

Сильные стороны Магадана – это компактность, экология и доступность к природным ресурсам. Например, у нас от центра города до моря – 10-15 минут. Не каждый город может похвастаться красивыми пейзажами, наподобие норвежских фьордов, недалеко от центра города.

Из слабых сторон – это качество благоустройства. У нас почти все, что строится, сделано некачественно: плохие материалы, сама работа. Например, уложили новый тротуар, не сделали водоотвод – на нем собирается вода. Получается, ждали ремонт 10-15 лет, провели его, а ты все равно по лужам шлепаешь.

Еще городу не хватает вкуса. У нас нет своего дизайн-кода – рекламные вывески, информационные таблички, навигация и тд. В малых городах с этим всё сложно. Когда нет общих правил о красоте, то в городе может быть всё, что угодно.

И конечно, многие проблемы идут от бедности – у города нет ресурса, чтобы содержать себя в приличном состоянии. И плюс у нас еще довольно часто не учитывают северную специфику. Например, у нас в городе много фонтанов, хотя они работают максимум четыре месяца в году. Вкладывать деньги в то, что большую часть года не работает – неразумно, но это есть.

То, о чем вы говорите, характерно и для многих других городов. Можно ли это изменить?

Думаю, что все можно поменять, но это небыстрый и нелегкий путь. У нас проблема в налоговой системе – практически все налоги забирает центр, и у муниципалитетов нет ресурсов, чтобы вкладываться в собственное развитие. Ответственности много, возможностей нет.

Условно, город может собрать налогов на 100 млрд рублей, но ему останется 3-4 млрд. Насколько эта система справедлива – это предмет публичной открытой дискуссии, но у нас и ее даже нет. Более того, за такие разговоры могут и обвинить в сепаратизме. Ещё у нас нет четкого понимания, какую систему социальных и экономических отношений мы хотим строить. Мы уже не Советский союз, но и не капиталистическое общество. Это влияет на развитие городов.

Частным инвесторам интересны малые города? В Магадане есть девелоперские проекты? Что вообще строят?

Со строительством в городе все плохо. Насколько мне известно, за последние пять лет у нас не построено ни одного жилого дома – от этапа котлована до ввода в эксплуатацию.

Спроса нет?

С одной стороны, спрос есть – много устаревшего жилого фонда, и люди хотели бы улучшить жилищные условия. С другой стороны, население из года в год сокращается. Да и сам уровень жизни невысокий.

По данным местных властей, в прошлом году отток населения из Магадана вырос в 21 раз. Численность прибывших в 2018 году составила 4557 человек, выбывших – 5604 человек, таким образом, миграционный отток составил 1047 человек, а в 2017 год – 50 человек. Население Магадана превышает 91 тыс человек.

Новое жилье не строится, все остальное потихоньку приходит в упадок - содержать жилье на севере очень дорого. У нас банально даже стройматериалов нет, нужно везти из Владивостока в Магадан. В 90-е многие проектные, строительные организации разорились, нарушились экономические цепочки, утеряны технологии. Многие сферы нужно восстанавливать с нуля.

Поэтому как таковых девелоперских проектов у нас нет. Можно строить только с поддержкой государства, но и этого пока не происходит. Сейчас, например, есть федеральная программа, по которой молодая семья у нас в регионе может получить ипотеку под 5%, но только на квартиры в новостройках. Так как у нас не строится домов, мы под эту программу не попадаем.

Многие ребята думают, зачем так страдать, если можно уехать

- Вы говорили, что население сокращается. Почему вы до сих пор не уехали? Как сделать так, чтобы молодежь оставалась в малых городах?

Конечно, есть фанаты, которым нравится жить в Магадане. Но большинство людей, сравнивая уровень жизни и климат, выбирают другие регионы. Возможно, когда я был школьником, я рассматривал такой вариант. Сейчас – нет. Мне нравится Магадан, мне нравится здесь жить. Поэтому я прилагаю максимум усилий, чтобы здесь что-то менялось в лучшую сторону.

Но я прекрасно понимаю молодое поколение, которое уезжает. Например, первого июля я впервые выехал вечером с костром к морю, и на мне было термобелье, свитер, безрукавка, куртка, шапка. Это был мой летний вечер.

Когда у нас плюс 18-20 градусов, некоторые работодатели объявляют день отдыха и людей просто отпускают с работыПотому что таких теплых дней очень мало.

Многие ребята думают, зачем так страдать, если можно уехать в город, где хотя бы есть лето. Еще у нас очень высокая закредитованность: и у населения, и у региона. Получается мы и так бедные, а еще живем в долг. Люди не видят своего будущего здесь, поэтому уезжают. Сейчас есть интернет, и все видят, как живут в других городах. Например, в Норвегии, где тоже суровый климат, жить комфортно. Наш город, к сожалению, пока не соответствует современным стандартам.

Чтобы оживить Дальний Восток в целом, нужно очень много денежных вложений, и делать это необходимо качественно и адресно.

Можно было бы развивать туризм, но есть проблемы – это дорогие билеты и отсутствие туристической инфраструктуры. Снять хорошую квартиру – это уже сложность. Пока сама среда не готова к массовому туризму. Хотя у нас очень красивая дикая природа. К нам, например, в город и медведи заходят, и лисы живут, и совы полярные летают.

Я не ощущаю, что каждый день совершаю подвиг

Все это напоминает героизм в современном виде, особенно когда ты знаешь, как живут люди в современных мегаполисах…

Отчасти можно сказать, что мы боремся за жизнь в каждодневном режиме, но для нас это нормальная практика (смеется). Конечно, я не ощущаю, что каждый день совершаю подвиг. На мой взгляд, подвиг совершают те люди, которые живут на территории Магаданской области. Когда, например, мы ехали от Мяунджы к Усть-Нере, то за бортом автомобиля было -61 градусов. Если вдруг сломается машина на половине пути, то 150 км в одну сторону, 150 км в другую сторону - нет ни одного посёлка. Связи там нет, и если тебя не подберут, это верная смерть. В некотором смысле мы живем как в космосе. Если магаданца отправить в космос, то он обоснуется и ему там понравится.

Хотя и здесь можно создать эти комфортные условия. Например, на Аляске вся инфраструктура выстроена таким образом, чтобы человек на улице находится минимум времени. У него свой дом, он вышел в тёплый гараж, сел в машину, поехал в город, заехал на подземную парковку, приехал на работу или просто посмотреть кино.

Изменилась ли ваша жизнь после выхода фильма? Может город зажил по-новому, жители о себе по-другому подумали?

Пока я особо не ощутил. Но мне написали просто огромнейшее количество людей – тысячи сообщений. Писали в основном хорошие вещи, слова благодарности. Кто-то задавал вопросы, многие интересовались – как сюда приехать, где остановиться. Поэтому первый месяц всё свободное время я только отвечал на сообщения. Я был просто к этому не готов.

Фильм "Колыма – родина нашего страха" журналиста Юрия Дудя появился в Youtube в апреле, и сразу вызвал широкий общественный резонанс. Фильм посвящен сталинским репрессиям и современному русскому северу. Съемочная группа проехала всю трассу "Колыма", которая соединяет Якутию и Магаданскую область. Фильм собрал уже более 15 млн просмотров.

То, что фильм посмотрело такое количество людей, меня очень сильно удивило. Когда мы общались с Юрой и Женей (ред. - Юрий Дудь и Евгений Стаценко) до начала фильма, я говорил, что это никто не будет смотреть. Тем не менее, они отважились на это, оказались правы и фильм смотрят до сих пор. Это значит, что в обществе есть запрос на определенные изменения.

Я рад, что многие узнали о Магадане, о том, как мы живем, и что -50 – это не экстремальная ситуация, а нормальная (смеется). Некоторые эффекты от фильма могут проявиться в течение 5-10 лет. Возможно, люди охотнее поедут сюда, и даже будут делать здесь бизнес. О том, как фильм скажется на турпотоке, тоже можно будет сказать позже. Для начала посмотрим, как пройдет это лето.

Все фотографии взяты с сайта artemkovalev.com (здесь же можно ознакомиться с материалами по урбанистике) и соцсетей Артема Ковалева. 

 

render('/layouts/_poll');?> render('/layouts/_sendpulse');?>